Три судьбы

Три судьбы Екатерины Семеновой

Наверно, самому провидению было угодно, чтобы я сыграла Веру Петровну,
- признается актриса Екатерина Семенова - исполнительница главной роли в сериале «Две судьбы», который недавно так успешно прошел по Первому каналу.
- Меня очень категорически не хотели утверждать в эту картину!"

- Катя, ваша кандидатура не устраивала режиссеров?

— Нет, режиссеры как раз были «за». Против меня «восстал» худсовет картины. До меня доходили слухи, что якобы в «этой Семеновой» нет ни капли сексуальности и в такую Веру, как она, невозможно влюбиться. Согласитесь, услышать столь нелестные отзывы о себе, пусть даже краем уха, очень неприятно. Режиссер сериала Валерий Усков очень хотел, чтобы именно я сыграла Веру. Потому-то семь раз и вызывал на кинопробы. Я приезжала, пробовалась… Но когда огласили список артистов, утвержденных на роли, моей фамилии в нем все же не оказалось. Я махнула рукой, села в машину и поехала на дачу. Но в дороге мне позвонили из киногруппы и потребовали немедленно вернуться. Я тут же возмутилась и сказала: «Слушайте, ну зачем я опять поеду?» Но все же повернула назад. Вбегаю в кабинет к Ускову, и он мне прямо с порога радостно сообщает, что мою кандидатуру удалось отстоять на худсовете. Оказывается, за меня вступился Семен Малков - автор романов, по которым снят фильм. В этой ситуации его слово стало решающим… Это был последний день перед отъездом киногруппы на съемки в Обнинск.

- Да-а, не очень-то гладко все у вас складывалось поначалу.

— Чего, между прочим, нельзя сказать про мою шестилетнюю дочь Машу. Ее, в отличие от меня, утвердили на роль дочки моей «киноподруги» Лиды практически сразу и совершенно случайно. Ассистент по актерам, увидев Машу, попросила у меня ее фотографию и показала режиссерам. Те ахнули: мой ребенок оказался внешне очень похож на актрису Куликову, которая должна была играть Надю взрослую. Надо мной потом часто в группе подшучивали: «Ну что, Семенова? Дочка-то тебя обскакала!»

- А вы в детстве готовили себя к актерской карьере?

- Да, я всегда знала, что буду актрисой. Да и как могло быть иначе, если я родилась в семье кинематографистов! Мой отец - режиссер документального кино. По национальности он грузин, когда-то приехал в Москву из Тбилиси. Папа снял эпопеи «Великая Отечественная», «Всего дороже» и многие другие фильмы. А мама - художник-аниматор, создала замечательный мультик «Тайна третьей планеты». Кстати, Алису Селезневу с меня рисовала. Потом меня часто «демонстрировали» маленьким зрителям и говорили: «Посмотрите, детки, а вот это прототип Алисы!»

- Родители поспособствовали вашему поступлению на актерский факультет?

- Никакой протекции не было. Я сама все время тянулась к этой профессии. С 11 лет занималась в театральной студии у Вячеслава Спесивцева и, еще не окончив десятый класс, отправилась на прослушивание в Школу-студию МХАТ. И, представьте, успешно прошла три тура. Но тут выяснилось, что в школе мне не хотят выдавать аттестат. Я умудрилась написать экзаменационную контрольную работу по алгебре на «два»! Мне наотрез отказали в переэкзаменовке, решили оставить на второй год. Тогда впервые в жизни мои родители отправились в гороно хлопотать за непутевую дочь. Папа тряс своей Ленинской премией, мама - Государственной. В общем, кое-как меня «вытянули» на «тройку» и выдали аттестат. Можете вообразить мою радость?! Через месяц я поступила в Школу-студию МХАТ, и понеслась бурная студенческая жизнь!

- А с ней, наверное, и романы…

- Конечно, легкие увлечения бывали, как же без этого? Но на втором курсе я влюбилась уже всерьез. Моим избранником стал Антон Табаков.

- Он вместе с вами учился?

- Нет, Антоша к тому времени институт уже окончил и работал в театре «Современник». Но познакомились мы с ним гораздо раньше. Первый раз я его увидела, когда еще училась в десятом классе. Мы с моей подругой Ксенией Талызиной (дочерью актрисы Валентины Талызиной. - Прим. автора) отправились на Пасху смотреть Крестный ход в церковь на улице Неждановой. Туда же пришел и Антон в компании своего друга Жени Митты (сына известного кинорежиссера. - Прим. автора). Ксюша нас познакомила. Я тут же почувствовала, что понравилась Антону. Но сама я была безучастна Меня останавливала 12-летняя разница в возрасте. Тогда мне казалось, что между нами пропасть. Но свой телефон, когда он попросил, я все-таки ему продиктовала. «Скоро обязательно позвоню!» - сказал Табаков на прощание, и мы разошлись по домам. Через пару дней он действительно позвонил и предложил встретиться. Я отказалась. Так продолжалось несколько раз… Как-то в разговоре Антоша поинтересовался, кем я хочу стать. Узнав, что актрисой, разочарованно произнес: «Так-так, все с вами ясно! Мне артистка не нужна!» И быстренько свернул разговор. Больше он не звонил. Не виделись мы с ним года два. А потом случайно столкнулись в Доме актера на Старый Новый год. Антон повел себя так, будто все эти годы мы не прекращали тесно общаться. Вот тогда-то я впервые обратила на него внимание. Мы стали встречаться и… до встречались до рождения Никитки, которому теперь уже почти 13 лет! (Смеется.)

- А как папа Антоши — Олег Павлович Табаков — отнесся к тому, что у его сына роман с его студенткой?

- Не поверите, но он долгое время вообще не подозревал о нашей связи, хотя мы с Антоном и работали в одном театре (со второго курса училища Галина Борисовна Волчек пригласила меня в спектакль «Три сестры»). Мы тщательно «скрывались», я оставалась ночевать у Антона только тогда, когда его родители отсутствовали. Но однажды мы чуть не попались. Олег Павлович вернулся с гастролей на день раньше. Услышав звук поворачивающегося в двери ключа, я забилась в дальний угол, а Антоша тут же бросился в прихожую. Из комнаты мне было хорошо слышно, как сын выпроваживал отца из дома: «Папа, ты это… пойди погуляй немного. Я не один!» И, не дав родителю опомниться, выставил его за дверь! (Смеется.)

- Ничего себе! Что ж, и о родном внуке Табаков ничего не знал?

- Нет, ко времени рождения Никиты мы с Антоном уже рассекретили наши отношения и жили под одной крышей, как муж и жена. Его родители восприняли совершенно спокойно известие о моей беременности. Они разменяли квартиру и отселили нас в однокомнатную. Олег Павлович был очень рад внуку. Хотя, когда он впервые узнал о наших отношениях, был, по-моему, немало поражен. Произошло все очень забавно: как-то мы с Антоном случайно повстречали его на улице. Вот тогда-то Табаков наконец увидел, с кем встречается его сын. Кстати, мои родители тоже ни о чем не догадывались. Как-то они уехали в Париж навестить знакомых, я потирала руки от радости. Еще бы, ведь мы с Антоном теперь могли месяц спокойно жить в нашей большой квартире! А когда папа с мамой вернулись, прямо на лестничной площадке их подловили соседи и «сдали» нас со всеми потрохами: «Тенгиз Александрович, вы знаете, а вот ваша Катя…» Отец был в шоке. Пригласив меня в свою комнату, устроил допрос: «Дочь, скажи, это правда?» Прижатая к стенке, я тут же во всем призналась. К моему удивлению, отец ругаться не стал. Только подулся немного для вида, и все. Видимо, понял, что у нас все серьезно.

- Но зачем вам понадобилось играть в партизан?

- По моей инициативе. Ведь Табаков был моим ректором! Мне казалось, что наши отношения могут быть восприняты окружающими двусмысленно. Да что там говорить! Второй год я работаю во МХАТе, знаю, что Олег Павлович ко мне прекрасно относится, но все равно трясусь как осиновый лист! До сих пор боюсь зайти к нему в кабинет, тем более попросить его о чем-то!

- Ваша семейная жизнь сложилась удачно?

- Нет. В ранней молодости я была непримиримой и горячей, трудно шла на уступки. С возрастом я научилась сначала думать, а потом делать, а тогда могла запросто рубануть с плеча. Между нами бывали и громкие ссоры, и очень горячие споры. Прожили мы с Антоном около пяти лет.

- Развелись?

- Расстались. У нас был гражданский брак, в загсе мы не регистрировались. А зачем? Все и так знали, что мы супруги. После рождения Никиты Антон, конечно, предложил мне расписаться, но я не придавала большого значения печати в паспорте. Мне казалось, что не это важно в человеческих отношениях.

- А как сын отнесся к разводу родителей?

- Очень надеюсь, что это не стало для него психологической травмой. Мы же расставались без битья посуды и взаимных упреков. Просто разъехались, и все. Вскоре после нашего расставания я вышла замуж, а Антон женился. Но мы остались друзьями. Никита много времени проводит с отцом, ездит вместе с ним отдыхать. И Олег Павлович обожает внука, всегда приходит к нему на дни рождения. Так что все у нас идет правильным путем! (Смеется.)

- Второй брак оказался более удачным?

- А вот это как сказать! Поначалу все складывалось замечательно. Кирилл (он бизнесмен) — приятель моих друзей Алены Хмельницкой и Тиграна Кеосаяна. Кирилл был влюблен в меня заочно, как он потом шутил: «Увидел где-то и запал!» И попросил Аленку с Тиграном познакомить его со мной. И те начали настойчиво зазывать меня в гости. Но мне было не до того: приближалась сдача спектакля, и я целыми днями пропадала в «Современнике», где в то время работала Тогда Кирилл взял инициативу в свои руки. Узнав, что я собираюсь прийти на некую вечеринку, он заявился туда и сам заговорил со мной: «Здравствуйте, давайте знакомиться! Я - тот самый Кирилл, о котором вам рассказывали друзья!» Как же он красиво ухаживал! Встречал у театра, провожал до дома, цветы охапками дарил, окружил вниманием и любовью. И покорил! (Смеется.) Мы расписались незадолго до появления на свет нашей дочери… Несемейная идиллия длилась недолго. Ой, какими же разными людьми мы оказались! Муж, например, очень ревновал меня к работе, ему хотелось, чтобы я бросила карьеру и занялась домом и детьми. Да разве можно мне что-нибудь запрещать?! В такие моменты во мне сразу просыпается взрывной грузинский темперамент, я моментально взрываюсь и иду напролом! Мы часто ссорились. Я кричала, что не смогу жить взаперти, что мне надо постоянно общаться с людьми и так далее. В общем, через четыре года такой, мягко говоря, неспокойной жизни мы с Кириллом разбежались в разные стороны, хотя, опять же, отношения сохранили вполне дружеские… А я снова влюбилась - и снова в бизнесмена.

- На этот раз окончательно и бесповоротно?

- Хочется верить, что да. Геннадий из семьи эмигрантов, его родители много лет назад переселились из Киева на постоянное место жительства в Америку. Потом Гена приехал работать в Россию, организовал здесь свой бизнес. Мы тоже познакомились на вечеринке, посвященной Кубку Кремля. С первой встречи, как говорится, стрела Амура вонзилась нам в самое сердце! (Смеется.) Но поначалу наши отношения скорее напоминали драму. Через месяц после знакомства я вдруг заметила, что Гена меня избегает. Что за ерунда, думаю, почему? На очередном свидании устроила ему допрос. Гена немного помялся, а потом все мне и выложил: «Я подписал деловой контракт, скоро на три года уезжаю работать в Лондон. Взять тебя с собой не могу, поэтому нам лучше расстаться прямо сейчас!» Гена просто еще плохо меня знал! Я только больше раззадорилась и начала «штурмовать» английское посольство. Долгое время мне удавалось юлить за нос его сотрудников. Я покупала туры в Лондон, а проходя собеседования, все время врала, что в Англии у меня никаких знакомых нет. И мне верили!!! До той поры, пока однажды на очередном собеседовании сотрудник посольства не проявил бдительность. Проверив по компьютерной системе мои данные, он схватился за голову. Получалось, что за год я умудрилась слетать в Англию 26 раз! Меня отругали и отказали в визе. От отчаяния я расплакалась и проревела еще целый месяц. А потом снова пришла за разрешением и все честно рассказала. Добрый дяденька-англичанин расчувствовался, посоветовал мне больше их не обманывать и «шлепнул» годовую визу! Через какое-то время у Гены закончился срок действия контракта, и он вернулся ко мне. Больше мы не расставались. Вместе мы уже почти четыре года.

- Значит, Геннадий теперь уже окончательно переселился в Москву?

- Да. Гена нисколько не боялся жить в России. Наоборот, он чувствует себя здесь как рыба в воде. Но у него совершенно другая ментальность. Он, например, считает, что, перед тем как заводить семью, нужно сначала крепко встать на ноги, построить дом и посадить дерево! Я его, конечно, не переубеждаю, но иногда шучу: «Ты только сильно со свадьбой-то не затягивай! А то поведешь к алтарю старую бабку с кислородной подушкой в зубах!»

- А какие отношения у Геннадия с вашими детьми?

- Никита и Маша приняли его на ура. Ведь Гена при всей своей респектабельной внешности в душе еще абсолютный ребенок. Он очень любит детей. С Никиткой, например, они понимают друг друга с полуслова. Даже разговаривают на каком-то своем языке! А Машка с самого начала придумала Гене забавное прозвище Гусик и называет его теперь только так. Ой, да у меня просто феноменальные дети! Очень
общительные. Как же можно их не любить? (Хохочет.)

- Выходит, в семье у вас царит полное взаимопонимание. Однако непонятно, когда же все-таки Гена поведет вас в загс?

- Так, сейчас прикинем! С карьерой у него, тьфу-тьфу-тьфу, все в порядке. Да, вспомнила! Дом-то мы еще не достроили! А это такая «больная» тема! Ремонт в нашей московской квартире мы затеяли уже давно. Я взялась руководить процессом, заверила родных, что мы въедем в отремонтированную квартиру уже через две недели, но… не рассчитала свои силы. Недаром друзья и домочадцы называют меня городской сумасшедшей! Только я могла сначала порушить все стены в доме, а потом гадать, что со всем этим делать. В панике я побежала за советом к подруге-дизайнеру - Альбине Назимовой (супруге Андрея Разбаша. - Прим. автора). Она-то и помогла мне разобраться со всем этим кошмаром. В конце концов стройматериалы мы купили и начали стройку века! А потом меня пригласили принять участие в съемках «Последнего героя». Я уехала на полтора месяца, и ремонт практически остановился.

- Что же вас заставлю покинуть всех и вся и уехать в такие экстремальные условия?

- Вся эта история с ремонтом довела меня до ручки. У меня чуть ли не депрессия началась. В зеркало смотреть на себя не могла - вот до чего уже дошло! И туг вдруг звонок с Первого канала. Честно скажу: не раздумывала ни минуты! Решила: пусть будет тяжело, зато хоть мозги развею. Приехав в Панаму, я действительно отключилась от московской жизни, даже счет времени потеряла. Но я и предположить не могла, что будет настолько трудно! Тучи насекомых приводили меня в ужас, чувство голода не покидало ни на минуту, мы с девчонками круглые сутки повторяли, как в бреду: «Я хочу есть! Я хочу есть!» Первую неделю было совсем тяжко, но постепенно я привыкла. Не стану даже перечислять все трудности нашей жизни на острове. Но скажу главное: я ни о чем не жалею. Да-а, после поездки в Панаму мне теперь ничего не страшно! Будто крылья за спиной выросли!

Опубликована: 24.03.2014 | Оценка: (0)  Вернуться

Оценить эту статью: